26.01.2021 / Вторник/ 18:32
Д л я   т е х ,   к т о   з а н я т   д е л о м   !
Конвертер валют / Курсы НБРБ:
USD : 2.5565
EUR : 3.1137
RUB : 3.4123
Поиск

Александр Бородин: "Хайтек замылил всем глаза"

Автор: Ольга СЕРГИЕНКО

Архитектор Александр Бородин рассказал «EJ:Недвижимость» о «другом» подходе к клиенту, своих любимых объектах в Минске и «попсе» в архитектуре.

Александр Бородин: "Хайтек замылил всем глаза"

– Неординарный и смелый архитектор – у меня с вами возникает именно такая ассоциация. Она верна?
– Скорее, я категоричный, потому что идти на поводу у клиента – время прошло. Я говорю с заказчиками честно: «Как вы тратите деньги?!» И люди задумываются. Я бы назвал это свежим подходом в работе с клиентом.
– А вашему бизнесу это не мешает?
– Люди не уходят от меня из-за этого. Многие сначала теряются от такой откровенности, не выдерживают ее. А потом привыкают к стилю общения и понимают, что это делается из самых лучших побуждений – экономия денег. Ведь не планировка, архитектура здания, фасад самое главное в коттедже. Самое главное – правильно поставить задачу и сэкономить деньги, чтобы потом не кусать себе локти от того, что ты «закопал» бездарно деньги в коттедж, а дом не доставляет удовольствия.
– Так в чем секрет удачного архитектурного проекта?
– Думаю, он в правильном заказе и в четком знании того, чего ты хочешь в будущем. Зачастую люди приходят и сами не знают, чего хотят. Я им говорю: «Задумайтесь, как вы будете жить в доме ближайшие 20 лет?» Но никто не думает, все просто заказывают картинки, а многие хотят еще 3d-«лапшу». Но дом надо строить для себя, а не радоваться картинкам.
– Ваше кредо – «Будуйце беларускае». Что оно означает?
– Это дань патриотизму. Я очень люблю народную, этническую архитектуру тех стран, где я живу. Когда жил в Украине или бывал во многих странах, меня тоже очень интересовало местное жилье. Родился я в Черновицкой области, и там, соответственно, тоже свое этническое жилье...


– В одной из своих статей вы сетовали, что не встретили среди заказчиков ни одного, кто заказал бы себе дом в национальных этнических традициях...
– До сих пор – ни одной семьи. Мне прискорбно.
– А что вас заставило уйти в свое время из проектного института в собственный бизнес? Необходимость самореализации?..
– Самореализации мне достаточно, но я не могу терпеть архитектурного командирства над собой.
– При нынешнем спаде клиентской активности «кризис жанра» не случился?
– Я не подвержен творческим кризисам. Это все психоз и эмоции слабовольных людей. Я могу себя взять в руки, когда надо. Бывает, «не идет» фасад, тянется-тянется работа – и вдруг что-то придумал. Но в диком творческом кризисе я не был никогда.
– Но вообще ваша профессия творческая?
– Да. Только за эти годы появилось очень много новых интересов: музыка, автомобили, мотоциклы, авиамоделизм, фотография, дизайн. Хочется себя попробовать еще и в этих направлениях.
Думаете над тем, что бы могло ее заменить?
– Нет. Моя профессия – это моя жизнь. Все остальное – это творчество.
– Частные дома – частная жизнь, люди их не выставляют на широкое обозрение. Не было желания воплотить свои труды в чем-то по-настоящему монументальном?
– За эти годы я достиг в архитектуре всего, чего позволяет достичь наш постсоветский проектный процесс. Подискутировать на тему «большого объекта», как его надо было бы построить – желание есть, но участвовать в очередном – нет. Сейчас мне это скучно и не интересно, потому что «попса» в архитектуре. Хайтек замылил всем глаза.
– Вы – за индивидуальность?
– Да. Понимаете, даже дом со стеклом можно сделать так, что по фасаду будет видно: его обдумывали долго, он стал результатом тяжелого многомесячного труда. И это вызывает уважение. А когда видишь работу, сделанную за четыре минуты на компьютере, – извините, я хочу вырубить рубильник с электроэнергией, чтобы все компьютеры «зависли»...
– А любимые объекты в Минске у вас есть?
– Сам Минск для меня уже любимый и иногда в отпуске скучаешь по этому красивому и просторному городу. Но есть ряд объектов, мимо которых я проезжаю с трепетом. Это Главпочтамт, ГУМ, общежития архитектурного факультета, где воздуховоды решены на высочайшем уровне архитектуры, и сам главный корпус БНТУ. Если его сейчас сделать из современных материалов, он подавит любой современный объект. Я чувствую, какой колоссальный труд был проведен над фасадами этих зданий, это настоящая архитектура. И еще Дом милосердия как объект, спроектированный в национальных традициях, меня очень радует.
– Ну, это объекты далеко не самые современные...
– Да. Меня абсолютно не восхищает «стеклянная» новая архитектура. Одним словом – «попса». Гораздо труднее сделать значимый для государства объект, воплотив в нем традиции народа. Например, я восхищаюсь таллиннским аэропортом, который сделан в виде архитектурного образа древнего эстонского сарая... Для меня «этнический» не значит «старомодный». А молодые архитекторы думают, чтобы быть современными, надо делать все в стиле «хайтек». Это не так! Общаясь со студентами и коллегами, говорю, что они неправильно делают, если уходят в хайтек. Они размазывают себя, как кефиром по столу. В таких объектах совершенно размыт автор, его никогда никто не вспомнит.
– К вам часто обращаются за советом?
– Часто. И не только заказчики.
– Каким вы видите завтрашний день архитектуры?
– Я занимался долгое время коллекционированием музыки и, как и все, у кого есть подобное хобби, сделал вывод, который сегодня очевиден: самый высокий уровень в музыке достигнут был до 1980 года. После начался попсовый регресс. В архитектуре – абсолютно так же. Это подтвердят все искусствоведы. Я жду какого-то очередного витка, скачка в развитии архитектуры и, конечно, музыки.
Современная архитектура вообще перестала быть интересной для меня из-за ее легкодоступности. Сегодня происходит снижение статуса архитектора и дизайнера. Каждый кому не лень может считать себя дизайнером, тем самым опуская до обывательского уровня эту профессию. Он окончил курсы по благоустройству – он дизайнер по благоустройству! А карандаш в руках держать не умеет. Вот если бы «вырубить» все компьютеры, чтобы у нас остались только карандаш и резинка, тогда бы посмотрели, кто есть кто.
– Если бы выбирали профессию еще раз, зная, к чему придете сегодня, выбрали бы что-то другое?
– Я бы ушел в совершенно другую область. Занялся бы музыкой, проектированием автомобилей, самолетов... Что-то в этом роде.
– Что вас вдохновляет проживать каждый новый день жизни?
– Семья – мой главный вдохновитель. Помимо этого, меня вдохновляет моя прошлая жизнь на родине, как бы пафосно это ни звучало. Да, ностальгические воспоминания об Украине.

Информация по делу

Бородин Александр Викторович – архитектор, член Союза архитекторов России, член Союза дизайнеров СССР.
Родился 24 июля 1958 г. в украинском городе Новоселица Черновицкой области.
В 1977 году окончил Львовский строительный техникум по специальности «архитектура» и в этом же году продолжил образование в Львовском политехническом институте.
Работал старшим архитектором в проектном институте «Якуталмаз» (г.Мирный ЯАССР), главным архитектором проекта – в институтах «ЦНИИЭП жилища» (Ульяновский филиал) и «Белжилпроект», ООО «Инкотрэйд».
С 2003 года по настоящее время занимается частной архитектурной деятельностью.

Будте в курсе событий ПЕРВЫМИ. Подписывайтесь и читайте нас :
Новости по теме «Лента новостей»